avangard-pressa.ru

Белый — красный — черный - Искусство

Система 2: белый — красный — черный

красный — белый

красный — черный

Это первая в истории трехцветная система. В.У.Тернер назвал ее «первичной триадой». Созданная в первый день творения черно-белая планета нуждалась в тепле, в энергии, просила жизни и одушевления. И Бог создал третий цвет, промежуточный между небом и землей, между белым и черным: Он создал красный — цвет жизни, тепла, огня, энергии. О промежуточном положении красного напоминают нам каждый день утренние и вечерние зори: от белого дня к черной ночи появляется переходный цвет — красный цвет заходящего солнца и отблески его на облаках, вершинах гор, высоких зданиях.

В древнейших культурах всего мира видим систему к-б-ч в ритуальной раскраске, в живописи, скульптуре, костюме. Сами боги в представлении древних и примитивных народов окрашены в эти цвета. В индуистском пантеоне бог Брама белый, Агни и Рудра — красные, Яма и Кали черные. Египетская богиня Исида присвоила себе все три цвета: белый означает ее лунный аспект, красный-царственность, власть над огнем и чувственность, черный — вечную скорбь об Осирисе. Деталь ритуальной одежды Исиды — «амулет Сета», или «узел Исиды». Он представляет собой кроваво-красный шнур, связующий «жизнь со смертью, мужчину с женщиной, волю с судьбой».

У африканского народа ндембу (а также у многих других аборигенных племен) триада б-к-ч означает единство жизни (б-к) со смертью (ч). Подсистемы б-к и к-ч настолько универсальны и вездесущи, что нет надобности приводить примеры

В ирландской саге о сыновьях Уснеха на героиню производит сильное впечатление сцена во дворе замка: на белом снегу черный ворон клюет кровь теленка. Героиня принимает судьбоносное решение: «Три цвета будут у человека, которого я полюблю: волосы его будут цвета ворона, щеки — цвета крови, тело — цвета снега».

Первичная триада к-ч-б в наши дни так же актуальна, как в любой момент истории.

Иллюстрации к статье. Для увеличения изображения нажать на картинке.

Монохромия

Система 3: монохромия

один хроматический цвет + ахроматический

хроматический цвет с оттенками

Так называется цветовая композиция (система), в которой доминирует какой-либо один хроматический цвет (подсистема 3.1) или его оттенки по цветовому тону, яркости или насыщенности (подсистема 3.2). В том и другом случае композицию могут дополнять ахроматические цвета.

Природа дает образцы такого рода систем не столько в космическом «широкоформатном» пейзаже, сколько в отдельных деталях его, или же в отдельно взятых изделиях природы. Так, облачное небо в полдень — это синий в сочетании с белым и серым; поле, покрытое всходами злаков-зеленое; море, по нашим наблюдениям, может быть голубым, синим, зелено-голубым, а по наблюдениям Гомера оно пурпурное, или виноцветное.

В мире искусства монохромии занимают более обширное место, чем в природе. Ведь какая-нибудь птица или дерево в природной ситуации — мелкая деталь, в искусстве же этот предмет, изображенный на фоне и заключенный в раму, представляет собой весь мир со своими законами и своим более или менее глубоким смыслом, и в этом мире господствует один цвет; этот мир в целом монохромен.

Такая цветовая система наиболее экономна, она щадит нервную энергию и художника, и зрителя, не требуя от него переключения в различные хроматические регистры. Монохромия дает возможность сосредоточить внимание зрителя на какой-либо одной мысли, эмоции, чувстве, ассоциации. Наконец, если главным средством художника является форма, то ему нет необходимости в широкой палитре — ведь цвет вступает в конфликт с формой и может даже разрушить ее.

Творец нашего мира любит сочетать разные краски; он заботится о целом, о гармонии общего и совокупного. Художник же наполняет мир своей картины отзвуками своих внутренних импульсов, идей, переживаний. Поэтому живописец интровертного типа предпочитает монохромию другим цветовым системам.

В истории живописи Нового времени монохромные произведения преобладают в европейском барокко ХVII века: Рембрандт, Креспи, Фетти, Караваджо, Каналетто, Гварди, малые голландцы, мастера «внестилевого направления»… Позже, в конце ХIХ-начале ХХ века появляется метафизическая живопись со своей сосредоточенностью, интровертностью и обособленностью от реального мира. Виднейшие ее представители — Моранди, Карра, Кирико работают двумя-тремя сближенными красками, не считая ахроматических.

Аналитический кубизм также пользуется узкой палитрой, в которой доминирует античная «четверка цветов Плиния» — красный, желтый, белый, черный. Не забудем, что здесь красный — это железоокисная краска, а желтый — охра. Эти две краски родственны, так как обе окрашены окислами железа; поэтому они образуют монохромное сочетание.

У живописцев и поэтов середины ХХ века монохромия в насыщенном колорите с доминантой чистого цвета обычно выражает крайне напряженное состояние психики, острые эмоции на грани истерики.

В истории известны примеры особого пристрастия царственных особ к пурпуру. Костюм византийских василевсов был с точки зрения гармонии слишком монотонным, но психологически впечатляющим. Василевс был одет во все пурпурное, расписывался пурпурными чернилами, и даже в раннем детстве был укутан в пурпурные пеленки (как свидетельствует Никита Хониат).

Особое место в истории монохромной живописи занимает творчество Н. К. Рериха. Лучшие его картины, поражающие силой религиозного чувства, выдержаны в глубоких синих, красных, пурпурно-фиолетовых тонах.

Иллюстрации к статье.

Полярные пары

Система 4: полярные пары

дополнительные цвета

контрастные цвета

цвета в большом интервале круга

В известной степени первая система ч-б составляет полярную пару, называемую ахроматической. В природе и искусстве существует множество полярных сочетаний хроматических цветов.

Свет солнца, проходя сквозь земную атмосферу, раздваивается на синий и желтый — сравните спектры света от неба и от прямых лучей солнца. Сложите эти спектры — и вы получите кривую белого света.

Если снежные вершины гор освещены красным светом зари, то на солнечной стороне они будут розовыми, а в тенях зелеными.

В песчаной пустыне желтые пески покрыты синим куполом неба; древние египтяне превыше всех красок любили сочетание синего с желтым или золота с лазуритом.

Полярная пара визуализирует единство в противопоставлении и целостность в раздвоенности. Пара противоположных цветов в 10-ступенном круге даёт при сложении такой же белый, как и все спектральные (полученные из белого света). Иначе говоря, в паре дополнительных цветов содержится такая же полнота (завершенность), как в солнечном спектре. В желтом-синем видим небо и землю, в красном-зеленом — стебель растения и венчающий его цветок или плод.

Зеленый с красным впечатляет поэта не только на небе, но и на грешной земле: портрет героя романа «Петербург» Аполлона Аполлоновича создан двумя мазками краски — «Громадные зеленые уши на кровавом фоне горящей России».

Пять основных взаимно-дополнительных пар — это цвета, на которые указывают пять диаметров 10-ступенного цветового круга:

красный — зелено — голубой

оранжевый — голубой

желтый — синий

желто — зеленый — фиолетовый

зеленый — пурпурный

Трёхцветия

Система 5: трёхцветия (хроматические)

основные цвета — к, з, с

основные краски — к, ж, с

краски в вершинах равностороннего треугольника, вписанного в 12-ступенный цветовой круг

Белый солнечный свет, сталкиваясь с плотным материальным телом, разделяется на два потока, один из которых видимый, а другой-невидимый, поглощенный телом. Видимая и невидимая части светового потока окрашены в дополнительные цвета (если твердое тело имеет хроматическую окраску).

Если же белый свет проникает через прозрачную тонкую материю (например, земную атмосферу), то он разделяется на множество разноцветных лучей, образующих три группы: красную, синюю и зеленую. Отец Павел Флоренский заметил этот феномен в природе и описал его в статье «Небесные знамения» (1919 г.).

Выйдем в открытое место, лучше всего при восходе солнца, или… когда солнце почти у горизонта, и заметим себе соотношение цветов. Прямо против солнца-фиолетовый, сиреневый и главное-голубой. В стороне солнца розовый или красный, оранжевый. Над головою-прозрачно-зелено-изумрудный.

Обтекая землю, три небесных цвета гаснут в темноте ночи, а затем воссоединяются в белый, чтобы продолжать свой путь в космосе.

Своего рода космос устроен и в органе зрения человека. Наш глаз подобен солнцу; белый свет, действуя на глаз, разделяется на такие же три группы, как и в заревом небе. Три цветоощущающих аппарата нашего органа зрения производят как бы «лучи», или возбуждения трех цветов: красные, зеленые и синие. Впервые гипотеза о трехкомпонентности цветового зрения была высказана М. В. Ломоносовым, а затем исследована и уточнена благодаря трудам Т. Юнга и Г. Гельмгольца (ХVIII — ХIХ в.) Складываясь в различных пропорциях, эти возбуждения (сигналы) образуют ощущения различных цветов — всех спектральных и пурпурных, а также белого цвета.

Должно быть, не случайно основных цветов три. Помимо физической, здесь есть глубокая метафизическая причина: троица (тернер) — это особенное число. Им измеряется множество космических процессов и явлений, начиная от трёхмерности пространства до триадичности богов в различных религиях. Цвет также измеряется тремя величинами. Несколько колориметрических систем основаны на слагательном смешении трех основных цветов — красного, зеленого и синего.

Художники, работающие с красками, знают, что все хроматические цвета и черный можно получить смешением трёх красок — красной, желтой и синей. Эти краски называются основными; способ их смешения — вычитательный. Не следует путать их с основными цветами, к, з и с, которые смешиваются слагательным способом.

Три основные краски, видимые нами, возбуждают в зрительных центрах коры головного мозга все три цветоощущающих аппарата: красный и синий — соответствующие им по названию приёмники излучений, а желтый возбуждает красный и зеленый в равной степени. Поэтому уже в трёхцветии, хорошо знакомом художникам, есть необходимая полнота всего круга, своего рода космический охват видимого мира. Ведь все остальные цвета круга могут присутствовать в четырёхцветии как промежуточные или оттенки основных; оранжевый — как оттенок желтого или красного, голубой — между синим и зеленым, фиолетовый и пурпурный между синим и красным.

По этой причине в классической живописи (в том числе и классическом модернизме) так часто видим трёхцветия к-з-с или к-ж-с, причем роль желтого нередко исполняет золото. Для примера достаточно назвать такие имена, как Рафаэль, Тициан, Леонардо да Винчи, Веронезе, Пуссен, Ван Дейк… В ХХ веке трёхцветия любили Петров-Водкин, Мондриан, Матисс.

В Средние века трёхцветие к-з-с, помимо цветовой гармонии, создавало символическую систему, соотнесенную с изображениями Христа и святых на иконах. Красное с синим в одежде обозначало: царь небесный, а зеленый «позём» напоминал о земной жизни Бога или святого.

Иллюстрации к статье.

Многоцветия

Система 6: многоцветия

четырехцветие к, ж, з, с

пять и более цветов круга

спектр белого света (радуга)

Классический пример многоцветия-радуга, воспетая в Священном Писании, обожествленная во множестве мифов и легенд у разных народов.

Радуга-это знак завета между Богом и всякой плотию, которая на земле, о том, «что не будет более вода потопом на истребление всякой плоти» (Бытие, 9:9-17). Красота и обаяние радуги в том, что все её цвета светоносны, все они сияющие и чистые, а в сумме составляют белый свет. В мифах разных народов радуга — это благоприятный знак, сулящий успех в человеческих делах; по радуге боги спускаются на землю, чтобы принять участие в жизни людей. Древнегреческая богиня Ирида (олицетворение радуги) — самое обаятельное божество на Олимпе.

Спектральные цвета можно не так уж редко наблюдать в нашей жизни — на голограммах, компакт-дисках, в хрустале, граненом стекле; любители утренних прогулок могут видеть радужные цвета на чистом снегу зимой и на росистой траве летом.

Четырехцветные композиции можно составлять из двух контрастных пар, то есть изцветов, расположенных на концах двух взаимно перпендикулярных диаметров в 12-ступенном круге (см. Цветовые круги).

Классические примеры многоцветия можно видеть там, где полнота жизни, обилие чувств, восторги духа, жажда красоты нездешней, карнавал и праздник для души, тела и зрения. Самые «многоцветные» живописцы создавали свои шедевры в интерьерах христианских храмов, во дворцах позднего Возрождения и Барокко. ХVIII-й век в Европе богат полихромной живописью: парадные портреты, многофигурные сцены, жанровые картины (Жак-Луи Давид, Ф. Гойя, Ж. О. Д. Энгр, Т. Жерико, В. Боровиковский, А. Г. Венецианов). Из современных живописцев ХХ века назовем Пикассо, Ф. Марка, Леже, В. Кандинского, Р. Гуттузо, Р. Раушенберга. Самые многоцветные поэты — упоминавшийся уже Андрей Белый, Артюр Рембо, К. Бальмонт, Игорь Северянин.